БЕРДСЛИ

(Бердслей), Обри Винсент (Beardsley, Aubrey Vincent) 1872, Брайтон — 1898, Ментона. Английский художник-график. Крупнейший мастер стиля модерн, один из видных представителей эстетизма рубежа XIX—XX вв., времени, часто именуемого Fin de siecle. Начал рисовать с 4-летнего возраста. Одновременно проявил большие музыкальные способности. В качестве чудо-ребенка выступал на концертах фортепьянной музыки. В школьные годы увлекался бытовой карикатурой, а также зарабатывал рисованием пригласительных карточек, меню и т. д. Не получил систематического художественного образования, ограничившись тремя месяцами занятий в Вестминстерской художественной школе под руководством профессора Ф. Брауна в 1891. Изучал европейское искусство в музеях Англии и Франции, проявив особый интерес к наследию Мантеньи, Боттичелли, Дюрера. Кроме того, в его стиле угадывается знакомство с греческой вазописью, помпеянской живописью, китайским фарфором, японской гравюрой, средневековой миниатюрой, европейским искусством XVIII в., в частности, Ватто и Хогартом. Важнейшим источником творчества мастера, глубоко интеллектуального в своей основе, была литература. Круг прочитанных им книг необычайно широк, он сам был автором утонченной прозы и поэзии (История Венеры и Тангейзера, 1896). Книги стали стержнем и смыслом его творческой жизни. Он вдохновлялся исключительно литературными персонажами, его огромное наследие — это, главным образом, иллюстрации, обложки, бордюры, заставки, концовки, вензельные ключи, экслибрисы. В 1888 поступил чертежником в архитектурную мастерскую, в 1889 перешел на работу в страховое общество. Тогда же проявились первые признаки тяжелой болезни, рано сведшей его в могилу. В 1891 познакомился с Берн-Джонсом, который наряду с Россетти оказал большое влияние на формирование искусства Бердсли. Если самые ранние произведения мастера были выполнены в импрессионистической манере, то теперь он начинает работать в стиле, близком прерафаэлитам. Первый успех принесли иллюстрации к Смерти Артура Т. Мэлори (1893—1894), работа, которая была призвана составить конкуренцию продукции издательства "Келмскотт Пресс" У.Морриса. Бердсли так же, как и прерафаэлиты, был увлечен искусством средневековой книги с ее целостным подходом к оформлению страницы, соотношению шрифтов, полосных иллюстраций, изображений на полях. Мастер умело сочетает декоративные рамки с заключенными в них сценами. Человеческие фигуры то вплетаются им в общий орнаментальный ритм, то даются на фоне пейзажа. Уже здесь проявились его художественная фантазия и изобретательность, умение превратить завиток орнамента и даже фигуру в изысканный арабеск. В отдельных листах угадывается присущая впоследствии Бердсли гибкая, объемлющая форму линия, а также стремление работать белым и черным пятном (его знаменитое "blanc et noir"). В персонажах, несколько отстраненных, угадывается символический, часто окрашенный мрачноватой мистикой смысл. В том же, 1894 создал серию виньеток для книги С. Смита и Р. Шеридана Острословие. Они представляют собой исключительные по своей изобретательности гротескные мотивы. Элементы гротеска, причудливость и утрировка формы, иногда на грани карикатурности, станут неотъемлемой, органической частью стиля Бердсли. Здесь же мастером отрабатывались отдельные приемы образного решения композиций, в полной мере реализовавшиеся в самом знаменитом его произведении — иллюстрациях к Саломее О. Уайльда (1894). Эти гравюры не являются в прямом смысле иллюстрациями к тексту, они скорее представляют собой самостоятельное истолкование сюжета, своеобразные вариации на заданную писателем тему. В большинстве композиций библейское начало лишь угадывается, растворяясь в утонченном символизме персонажей и сцен. Исполненная губительных страстей героиня, гибкая фигура которой полна чувственной красоты, завораживает демонической притягательностью. Мастер создал свой, "бердслеевский" тип женской красоты: небольшая головка с великолепной копной волос, низким лбом, вздернутым носом и несколько мрачноватым взглядом больших глаз. Художник обольщает зрителя магией линейных ритмов. Большие плоскости белого и черного усиливают выразительность гибкого контура фигур, сочетающих изящество с гротескностью, утонченность эстетического чувства с откровенным эротизмом. Непостижимая точность рисунка и простота композиции достигают здесь совершенства, сравнимого только с каллиграфической виртуозностью японской гравюры, которую Бердсли хорошо знал и высоко ценил. Видимая простота и кажущаяся легкость исполнения произведений Бердсли являлись результатом кропотливой работы мастера. Он приступал к созданию изображения без подготовительных рисунков, прямо на листе бумаги набрасывая в карандаше общие черты будущей композиции. Потом много раз наносил и стирал резинкой и перочинным ножом уточняющие линии до тех пор, пока поверхность бумаги не приобретала шероховатую фактуру и оказывалась покрытой только художнику понятными каракулями. Затем поверх этого он создавал рисунок пером и тушью, порой игнорируя карандашные линии, которые по завершении работы просто стирались. При этом им всегда учитывались особенности техники цинкографии, в которой воспроизводились его произведения. Любил работать в затемненном помещении, порой при свечах, создававших глубокие бархатные тени. Бердсли много сотрудничал с периодическими изданиями и благодаря опубликованным там работам стал известен широкой публике. Для некоторых журналов он был человеком, определявшим художественное лицо издания. Журнал Студио (The Studio) в апреле 1893 впервые опубликовал его рисунок, прокомментированный Дж. Пеннелом. Через год вышел первый номер ежеквартального журнала Желтая книга (The Yellow Book), в котором Бердсли исполнял обязанности художественного редактора, а также был автором обложки и восьми рисунков. Летом 1895 он разработал план периодического издания, получившего название Савой (The Savoy, начал выходить в 1896). Рисунки Бердсли к его Истории Венеры и Тангейзера, опубликованной в этом журнале под названием Под холмом, знаменуют существенное изменение стиля мастера. Новый период творчества был связан с увлечением мастера литературой и искусством XVIII в. В его листы, с одной стороны, врывается стихия века рококо, со своим жеманным аристократизмом, роскошью быта и идеализмом любовной пасторали. Композиции наполняются многочисленными персонажами в камзолах и пудреных париках, томными красавицами в кринолинах. Художник с прежде необычной для него тщательностью изображает интерьеры, наполненные изящной мебелью, зеркалами, канделябрами, каминными часами, пейзажи регулярных парков, видные через проемы больших окон, и все это изобилие вещей и витиеватых деталей подобно ковровому рисунку сплошь покрывает плоскость листа. Но, с другой стороны, герои галантного века трактуются Бердсли как действующие лица фантастического карнавала. В композициях появляются классические театральные персонажи, такие как Пьеро, а также горбатые карлики с лицами, искаженными гримасой, рождающие впечатление зловещей напряженности. В героях ощущается какая-то кукольность, их лики напоминают маски. Сущность образов этого карнавала трудно уловима, они сочетают в себе красоту и извращенность, порой они одновременно страшны и смешны или же проникнуты пронзительным чувством ностальгической тоски. Их эротизм замешан на интеллектуально-чувственных началах. Графические приемы художника становятся все разнообразнее: он разрабатывает пятна черного и белого, покрывая их извивами орнаментов, скользящим штрихом, бликами, облачным пунктиром, точечным узорочьем, благодаря чему возникает ощущение своеобразного многоцветия композиции. Самым совершенным произведением этого периода являются одиннадцать иллюстраций к поэме А. Поупа Похищение локона (1896). В том же, 1896 Бердсли создал рисунки к комедии Аристофана Лисистрата, исполненные раблезианского начала. Однако через два года, перед самой смертью, принявший католичество художник просил уничтожить "все экземпляры Лисистраты и неприличные рисунки". К счастью, его воля не была исполнена. Бердсли умер, прожив всего 26 лет и оставив большое графическое наследие. Его творчество оказало огромное влияние на дальнейшее развитие европейского искусства вплоть до плаката, рекламы и модных журналов. Не остались равнодушными к нему и русские художники рубежа XIX—XX вв. Наиболее крупные из них — К. Сомов и Л. Бакст. Другие произведения: иллюстрации к повести Лукиана Правдивые истории (1893—1894), иллюстрации к Шестой сатире Ювенала (1896, опубликованы в 1897), оформление и иллюстрации книги Э. Даусона Пьеро минуты (1897), иллюстрации и оформление книги Али-Баба и сорок разбойников (1897), иллюстрации к книге Б. Джонсона Вольпоне (1897).
Лит.: Сидоров А. А. Искусство Бердслея. М., 1926; Обри Бердслей. Рисунки. Проза. Стихи. Афоризмы. Письма. Воспоминания и статьи о Бердслее / Сост. и авт. вступ. ст. А. Басманов. М., 1992; Foss K. Beardsley. London, 1956; Weintraub S. Beardsley. London, 1972.
Т. Воронина


Европейское искусство: Живопись. Скульптура. Графика: Энциклопедия 

БЕРКХЕЙДЕ →← БЕНЦУР

T: 0.103269174 M: 3 D: 3