ЛЕВИ

, Карло (Levi, Carlo) 1902, Турин — 1975, Рим. Итальянский живописец, график, писатель. Карло Леви был художником во всем: он писал прозу, сочинял стихи, был живописцем, публицистом, видным общественным деятелем. Леви являлся одной из центральных фигур художественной жизни Италии 1940—1960-х, человеком большого таланта и мужества. Жители юга страны стали героями его живописных работ и книг: Христос остановился в Эболи, Слова — камни. Три дня в Сицилии, Весь мед уже кончился. Юг Италии стал той реальностью, которая обусловила его творчество, но эта тема означала для него как писателя и художника и нечто большее, когда он размышлял над общечеловеческими проблемами. Свое видение мира он выражал словом и кистью, хотя и считал, что живопись — более действенное искусство, что она более свободна в выявлении мыслей и чувств художника. Детство и юность художника прошли в Турине. Он увлекался живописью и медициной, получив в 1924 в университете диплом врача. С юности принимал участие в социалистическом движении, сблизившись с его лидером П. Гобетти и испытав влияние своего дяди К. Тревес, соратника Ф. Турати. Для значительной части итальянской демократической интеллигенции период 1920—1940 ("черного двадцатилетия", или "arte di regime", как его называют в Италии) был временем не только разочарований, вынужденного конформизма, но и борьбы. Это был период острого размежевания позиций в искусстве: создания культуры, находящейся на службе у фашистского государства (такова была цель политики Муссолини), и стихийного сопротивления ей в лице деятелей демократического направления, в котором участвовал и Леви. Отказ от конформизма, моральное единство художников, стремившихся разрушить рамки изолированности итальянского искусства, был программным в творчестве мастеров объединения "Sei torinesi" ("Туринский шестерки"), в которое входил К. Леви. В 1929 состоялась их первая выставка в Турине, а затем в Генуе, Милане, Лондоне (1930), Париже (1931) и Риме (1931). В судьбе молодых живописцев деятельное участие приняли журналист Э.Персико и историк искусства Л. Вентури. Но в середине 1930-х группа распалась из-за различных творческих устремлений участников. В работах Леви, показанных на выставках "Туринской шестерки" (Портрет в красном, Желтая перчатка — на обоих изображен журналист А. Гароши; Синьор, Фигура девушки), большие вытянутые фигуры громоздки и полны печали. Но за грубоватой условностью образов угадывается сложный, напряженный мир, разнообразие человеческих чувств — тревоги, обреченности, надежд, из которых слагались судьбы современников. В портретах Леви, исполненных под влиянием живописи А. Модильяни, звучала любовь к людям, утверждалась подлинная ценность человека. Острое чувство цвета, пластики и ритма линии тоже напоминало об увлечении произведениями Модильяни. В 1928 Леви побывал в Париже, где познакомился с собраниями музеев, творчество Дега и мастеров парижской школы произвело на него самое сильное впечатление. Продолжением поэтического рассказа о человеке явились показанные на римской куадриеннале (1931) полотна Китайский герой, Человек в черной перчатке, Портрет матери, Автопортрет в красном (все — частные собрания), прозвучавшие как вызов официальному искусству. О человеке, его мире повествовал и натюрморт Парижский хлеб, написанный извилистыми пастозными мазками, в его манере, характерной для тех лет. В 1929 за антифашистскую деятельность в группе "Справедливость и свобода" Леви был арестован. Освободившись в 1932, он уехал во Францию по делам туринского подполья. Написанные в Париже натюрморты Черные бананы и Красные перцы поэтическим языком повествовали об Италии, выражая ностальгические чувства художника, вынужденного жить вдали от родины. По возвращении в Италию в 1932—1934 Леви создает серию портретов писателей-антифашистов (А. Моравиа, М. Сольдати, Л. Гинзбурга, И. Росселли), с которыми его связывала дружба. Они исполнены в новой живописной манере. Леви найден тонкий психологический рисунок каждого образа, показана красота духовного мира этих людей. В 1934 художник должен был принять участие своими работами в Биеннале в Венеции. Но он был вновь арестован, а затем сослан в горное селение Грассано в южной провинции Лукания, куда Муссолини ссылал своих противников. До 1936 он жил в этом селении, лечил крестьян, здесь была начата книга Христос остановился в Эболи, завершенная в 1943—1944. В Лукании он нашел и героев живописных полотен первой луканской серии. Увлеченность патриархальностью быта жителей этой деревушки ощутима в полотнах Три мальчика из Гальяно, Портрет Джулии, Дети колдуньи. Это собирательные образы бедняков юга, не лишенные фольклорной окраски. Особый суровый колорит этого края, тоска вынужденного одиночества проникновенно выражены в пейзажах серии Глины Гальяно, Гальяно и луна, исполненных в серо-коричневой темной гамме, экспрессивными мазками. В 1939 Леви принял участие в выставках объединения "Корренте", сыгравшего значительную роль в борьбе за демократическое искусство Италии в годы антифашистской борьбы. До 1941 живет во Франции из-за арестов участников движения "Справедливость и свобода". В этот период были написаны важные публицистические работы Леви — книга Боязнь свободы и статья Боязнь живописи, в которых в аллегорической форме прозвучали его размышления о вере в человека, о красоте мира, о судьбе Италии, о желании созидать новое искусство, свободное от фальши и риторики. Весной 1943 Леви был арестован в третий раз за участие в "Партии действия" в годы Сопротивления (1943—1945), работу в подпольной газете Нация трудящихся (Nazione del popolo). Будучи освобожденным из-за недостаточности улик, 25 июня он уехал в Рим и продолжил здесь антифашистскую деятельность. Глубокая обеспокоенность судьбой итальянской интеллигенции в годы "черного двадцатилетия" прозвучала в графической серии Леви Война и монотипии Всемирная революция, показанных на выставке "Искусство против варварства и войны", открывшейся в Риме в 1946. В них художник размышлял о значении для истории его родины Освобождения — второй после Рисорджименто революции. Антивоенная тема станет лейтмотивом его творчества в период неореализма (кон. 1940 — 1-я пол. 1950-х), прозвучав в полотне Концентрационный лагерь и графике. Сознавая ответственность художника за свое искусство, Леви сближается с мастерами неореализма, которые создали объединение "Новый фронт искусств" (1946), развившее опыт миланской группы "Корренте". Социальная тематика отныне приобретает особую значимость для Леви. Он много ездит по стране, на страницах газет и журналов знакомит читателей с произведениями мастеров неореализма. В 1953—1955 он создает вторую луканскую серию, которая стала развитием темы 1930-х. В форме сурового в своей правде репортажа он воспроизводит сцены жизни крестьян юга в картинах Четверо из Кутро, Трое крестьян, Мелисса. Теперь он изображает не колоритных жителей селений, а образы людей, полных внутреннего напряжения, готовых отстаивать свои права. О судьбах крестьянских вожаков, людей, посвятивших свой талант борьбе за права обездоленного народа юга Италии, повествуют большие эпические полотна Смерть Сальваторе Карневалли (1955), Данило Дольчи (1954, частное собрание), Оплакивание Рокко Скотелларо (1954). Эти работы Леви стали документами подлинной социальной реальности, как и работы других мастеров неореализма. "Живопись Леви — сильное орудие", — скажет о ней Р. Гуттузо. С 1950-х Леви постоянно жил в Риме и работал в мастерской на Пьяцца Джезу. В начале 1950-х он обращается к портрету, создав серию образов близких ему по духу людей. Человек интересовал его всегда, как писателя и художника, стремившегося глубже познать мир. В портретах писателей У. Саба, П. Неруды, Ф. Йовине, И. Эренбурга тонко ощущается атмосфера эпохи и сопряженные с ней судьбы людей. В 1950-е Леви пишет две книги; автобиографическое эссе Часы и воспоминание о поездке в Россию — Будущее имеет древнее сердце (1955). В Италии в конце 1950-х критика начинает писать о кризисе искусства неореализма, массовая культура все сильнее влияет на ориентацию молодого поколения художников. К. Леви встает на защиту позиций искусства, родившегося в период войны, Сопротивления и первые послевоенные годы. С силой убежденности, присущей мастерам старшего поколения, он продолжает отстаивать принципы неореалистического искусства. Автобиографичен его триптих Лукания, в котором воскрешены образы полотен 1950-х. Леви изобразил здесь и себя, беседующим с крестьянами, словно подтверждая уверенность в том, что необходимо продолжать говорить языком остросоциального искусства. Искренней любовью к Италии, ее народу пронизан поэтический текст Леви к книге фотографий венгра Я. Рейзмана Лицо, которое хорошо знакомо. Призывом к наслаждению миром, счастьем, любовью звучат полотна серий 1960-х Материнство и Влюбленные. Поиск гуманистического содержания, лирического языка привлекает в 1960—1970-е многих мастеров направления "поэтический реализм", пытавшихся противопоставить мир лирической фантазии развлекательному поверхностному искусству. Свежестью чувства, восхищением красками природы наполнены пейзажи 1970-х — Фруктовый сад в Алассио, Рожковое дерево, Дерево осенью, написанные в светлой нежной колористической гамме. В 1972 у художника сильно ухудшилось зрение, и эти полотна явились его последней восторженной встречей с красотой мира природы. Экранизация режиссером Ф. Рози романа Христос остановился в Эболи (1979) стала событием в искусстве Италии, подтвердив его преемственность традициям неореализма. Карло Леви был мужественным человеком. "Он имел мужество не остановиться в Эболи", — напишет о нем журналист Марио Спинелла. Искусство Леви завоевало самые широкие симпатии итальянского народа и признание во всем мире.
Лит.: Maltese C. Storia dell’arte in Italia. 1785—1943. Torino, 1960; Levi Carlo. Mostra: Catalogo. Mantova, 1974; Bucarelli P. La Galeria nazionale d’arte moderna. Roma, 1985.
Е. Федотова


Европейское искусство: Живопись. Скульптура. Графика: Энциклопедия 

ЛЕГА →← ЛЕБРЕН

T: 0.110623359 M: 3 D: 3