БРЕЙГЕЛЬ СТАРШИЙ

(Мужицкий), Питер (Bruegel de Oude, Boeren Brueghel, Pieter) Ок. 1525, с. Брейгель — 1569, Брюссель. Нидерландский живописец и рисовальщик. Учился у П. Кука ван Альста в Антверпене. Работал в Антверпене (в гильдии живописцев Св. Луки с 1551) и Брюсселе (с 1563). Наиболее значительный живописец Нидерландов XVI в. и один из крупнейших художников всего европейского искусства этого столетия. Жизнь народных масс впервые становится у него основой универсальной картины мира. Начинал свое творчество как рисовальщик. Был связан с антверпенским гравером и издателем И. Коком, публиковавшим многие рисунки Брейгеля, переведенные в гравюру. Первоначально это величавые панорамы альпийских пейзажей, открывающиеся с высоты птичьего полета; позже появляются гравюры по аллегорическим рисункам с многочисленными мелкими фигурками, напоминающими монструозные образы Босха. Первые живописные произведения художника датируются концом 1550-х. В оставшееся десятилетие жизни им были созданы картины, признанные шедеврами мирового искусства. В противоположность своим предшественникам и современникам Брейгель почти не обращался к религиозной тематике, редко писал алтарные композиции. Большинство его произведений — либо аллегории и притчи, заимствованные из фольклора, либо реальные картины народной жизни. Живописец работал в период начала борьбы Нидерландов за независимость против испанского владычества. Борьба сопровождалась религиозными движениями, глубоко связанными с укреплением национального самосознания народа. Эта сложная эпоха, показавшая, с одной стороны, мощь народного противостояния, с другой — трагические последствия неравной борьбы и взаимной ненависти, нашла в творчестве Брейгеля прямое или опосредованно-иносказательное выражение. Самые ранние картины исполнены в конце 1550-х — 1560-м. Это — Фламандские пословицы (1559, Берлин, Гос. музеи), Битва Масленицы и Поста (1559) и Детские игры (1560, обе — Вена, Музей истории искусства). Их сближает не только общность композиционного построения, но и фольклорность сюжетов.Действие происходит на городских площадях и улочках, заполненных множеством мелких человеческих фигурок. Панорамное решение пространства дает возможность наблюдать необычайное разнообразие бытовых сцен, поступков и взаимоотношений людей, богатство их силуэтов, жестов и поз. Масса увлекательных, зачастую сатирических деталей предлагает зрителю стать любознательным очевидцем происходящего. Художник показывает персонажи в разнообразных игровых ситуациях, восхищая нас своей неистощимой изобретательностью. Пестрота цветовых пятен подчеркивает зрелищную остроту этого живописного карнавала. В произведениях середины 1560-х Брейгель предстает уже совершенно иным мастером. В одном и том же — 1565-м — им создан цикл больших картин, посвященных месяцам или временам года; это, пожалуй, наиболее гармоничные и целостные из его созданий: Сумрачный день. Весна, Возвращение стад. Осень, Охотники на снегу. Зима (все — Вена, Музей истории искусства) и Жатва. Лето (Нью-Йорк, музей Метрополитен). Отношение к миру, народной жизни, природе здесь значительно изменилось, перерождаясь из сатиры в величественный эпос. Каждая из картин — монументальный символ поэтических представлений о временах года как о вечной череде картин мироздания. Показательно, что художник обращается на этот раз не к городской, а к сельской жизни, быту и трудам крестьян, теснее всего зависимых от годового природного цикла. В отличие от картин конца 1550-х первый план теперь чаще всего занят отдельной жанровой сценой, давшей название произведению; сцена эта происходит на возвышении, за которым уходящий вглубь пейзаж с рекой, рощами, полями и деревушками. Это родная природа, увиденная не только глазами, но и духовным зрением тех, кто изображен вблизи (озябшие охотники, спешащие в свои теплые жилища; усталые пастухи, что гонят стадо к дому; косцы возле тучных хлебов и т. д.). Эмоциональное воздействие произведений усиливается тонко продуманной колористической гаммой, соответствующей состоянию погоды и времени года. Здесь уже нет пестроты и дробности предыдущих картин, в каждой композиции господствует единая тональность. Заснеженная земля в соседстве с голубовато-зеленым льдом прудов и тускло-синим небом создает ощущение стылого холода в Зиме. Ржавая листва, блеклая бурая трава, рыжие бока коров, грязная глинистая дорога выстраивают цветовой ряд поздней осени. Столь же наполнена жизненным смыслом разработка цвета и в других картинах цикла. Глядя на эти произведения, зритель проникается ощущением глубокого единства жизни человека и природы, осознанием того, что подлинная ценность бытия в этом единстве и состоит. Созданные в конце жизни работы Брейгеля знаменуют еще один этап. Художник как бы вплотную приближается к народу, создавая характерные типы и сцены его быта (Крестьянская свадьба и Крестьянский танец, обе — 1568, Вена, Музей истории искусства). Колорит теперь строится на крупных цветовых пятнах первопланных фигур. Танец весь пронизан вихревым движением, в стихии пляски есть что-то исступленно-самозабвенное. Бурной динамике танцующих противостоит тихий покой деревенской улочки с ее пушистыми деревьями, уходящими вдаль. В Свадьбе событие происходит в замкнутом пространстве, заполненном людьми, сгрудившимися вокруг диагонально расположенного длинного стола. Изображены, казалось бы, праздничные сцены, но в лицах участников нет ни веселья, ни радости. Облик их разнообразен: здесь старики, молодежь, женщины, дети. Художник очень наблюдателен, остро подмечая индивидуальные жесты, мимику грубоватых физиономий; он видит и то, что чувства крестьян примитивны, оставаясь на уровне животного инстинкта, и это тревожит мастера как свидетельство греховного несовершенства человеческой натуры. Противоречие между жизнью природы и человеком, наметившееся в Крестьянском танце, получает трагическое завершение в картине Слепые (1568, Неаполь, Нац. музей и галереи Каподимонте). Вереница уродливых слепцов, вслед за поводырем падающих в воду, символизирует безысходную участь заблудшего в пороках человечества. И тут же мы вновь видим вечную прелесть природы, живущей своей мирной и тихой жизнью. Создав философскую притчу, полную горечи и пессимизма, несомненно, навеянную реальным драматизмом рубежно-революционного периода истории Нидерландов, мастер трансформирует религиозные представления о мире в поэтическую метафору безмерной и грозной власти слепой судьбы. Творчество Брейгеля — вершина и итог развития Возрождения в Нидерландах, причем итог кризисный. С одной стороны, художник максимально использует мотивы новой, антропоцентрической ренессансной философии для создания обобщенных образов мира и человека в нем. С другой — он явно демонстрирует свое разочарование в якобы безграничных возможностях человека, а следовательно, и разочарование в самих ренессансных идеях, предвосхищая тем самым наступление новой эпохи, связанной с формированием маньеризма. Искусство Брейгеля во всей его глубине не имело непосредственных продолжателей, хотя различные стороны его наследия оказали активнейшее воздействие на развитие пейзажа, бытового жанра, натюрморта последующих десятилетий. Два сына Брейгеля также были живописцами. Старший — Питер Брейгель, прозванный "Адским", часто копировал произведения отца. Сам же создавал преимущественно грубовато-сатирические сценки из крестьянской жизни. Вторым сыном мастера был Ян Брейгель Старший ("Брейгель Бархатный"). Сын последнего, Ян Брейгель Младший, также был живописцем и посвятил свое творчество пейзажу, флоре и фауне.
Лит.: Климов Р. Питер Брейгель Старший. М., 1954; Львов С. Л. Питер Брейгель Старший. М., 1971; Гершензон-Чегодаева Н. М. Брейгель. М., 1983; Friedlander M. J. P. Bruegel. Berlin, 1921; Tolnay Ch. P. Bruegel l’Ancien. Bruxelles, 1935; Gerard J. Bruegel et son epoque. Bruxelles, 1978.
Л. Алешина


Европейское искусство: Живопись. Скульптура. Графика: Энциклопедия 

БРОКОФ →← БРЕЙГЕЛЬ БАРХАТНЫЙ

T: 0.142072678 M: 3 D: 3